Cookies

We use cookies to ensure that we give you the best experience on our website. You can change your cookie settings at any time. Otherwise, we'll assume you're OK to continue.

Russian Child Science, 1881-1936

Проект исследования

Исследование, которое в настоящее время проводит доктор Энди Байфорд (Даремский университет), имеет своей целью публикацию первой в своем роде обширной истории расцвета и угасания «науки о детях» в России в период с 1880-х по 1930-е года, представленной в более широком, международном, историческом и современном контексте.

Презентацию в формате Prezi можно найти здесь.

Основные исследовательские вопросы включают в себя следующие:

  • Что происходит, когда эксперты из различных дисциплин и профессий заявляют объектом своего изучения область заботы о детях? Как в таких случаях происходит взаимодействие различных экспертов? Каковы основные конфликты и барьеры, возникающие на их пути? Каким образом происходит взаимодействие экспертов из разных областей с широкой общественностью, в частности с родителями и опекунами?
  • Каким образом история может помочь нам понять современные споры относительно психологического тестирования детей? В чем заключается историческая роль психиатрии в государственном воспитании «проблемных детей»? Как исторически складывалось взаимодействие медицинской, правовой, психологической и педагогической областей в такой сфере как ювенальная криминология? Каким образом в научные исследования поведения и развития ребенка привлекаются родители?

Данный проект исследует процесс институционализации этой междисциплинарной области в России, уделяя особое внимание проблемам сотрудничества и конфликтов между различными заинтересованными сторонами, а именно представителями разных дисциплин и профессий, государственных структур, а также общества в целом и родителей в частности. Исследуются причины и обстоятельства развития этих весьма неоднородных областей научной и профессиональной деятельности, создаваемых взаимодействием и сотрудничеством специалистов, принадлежащих различным дисциплинарным, профессиональным и административным структурам и кругам.

Помимо выстраивания сложной траектории общей социально-культурной, институциональной и интеллектуальной истории движения педологии в России, Байфорда интересуют следующие направления исследования:

  • Привлечение в «науку о детях» родителей; особое внимание уделяется тому, как и почему в 1880-х – 1930-х годах в России (а затем в СССР) столь широкое распространение получили родительские дневники раннего развития ребенка.
  • Включение учителей в «науку о детях»; акцент здесь делается на влияние психологов на развитие теории образования и процесс профессионализации учителей.
  • Противоречие взлета и падения психологического тестирования как основного метода «науки о детях»; особый акцент сделан на том, как оно способствовало взаимодействию и сотрудничеству между психологами, психиатрами, педагогами, родителями и администраторами в области заботы о детях.
  • Проникновение врачей в образовательную сферу как одна из главных особенностей «науки о детях»; особое внимание уделяется возникновению должности «школьного врача», направления детской профилактической социальной медицины, а также влиянию психиатрии на становление области дефектологии и специального образования.
  • Неврологический бихевиоризм как отдельная, а на некоторое время и доминирующая ветвь в развитии российской и советской «науки о детях»; особый акцент делается на ту роль, которую в движении играл эзотерический научный язык теорий рефлексов, разработанных физиологом И.П.Павловым и нейропсихиатром В.М. Бехтеревым.
  • Рост ювенальной криминологии в начале ХХ-го века; с особым акцентом на связь между институциональным управлением в специализированных учреждениях для несовершеннолетних правонарушителей, с одной стороны, и конструированием понятия «преступности среди несовершеннолетних» как отдельной области знания и исследований, с другой.