Cookies

We use cookies to ensure that we give you the best experience on our website. You can change your cookie settings at any time. Otherwise, we'll assume you're OK to continue.

Russian Child Science, 1881-1936

Наука о детях

В начале 20-го века в большинстве развитых стран, переживавших в то время этап быстрой модернизации, возникла «наука о детях», или педология, свободно организованное научное и профессиональное движение. Под эгидой «науки о детях» собрались представители различных профессий и дисциплин, в первую очередь специалисты в области образования, здравоохранения, психологии и криминологии. Каждая из этих групп предметом своего профессионального и научного интереса называла тот или иной аспект развития и социализации ребенка.

«Наука о детях» способствовала созданию целого ряда новых для того времени дисциплин, в том числе возрастной и педагогической психологии, исследований в области образования, детской психиатрии, возрастной физиологии и неврологии, специального образования, ювенальной криминологии, а также социологии и антропологии детства.

Появление этого движения было тесно связано с процессом становления современного социального государства. Начало ХХ-го века ознаменовалось многочисленными войнами, массовыми миграциями и глобальной индустриализацией, повлекшими за собой сейсмические сдвиги в социальной сфере и побудившими развитые государства обратить внимание на их быстро меняющееся население с точки зрения управленческих мер самого широкого охвата. В этом контексте детское население стало восприниматься не только как наиболее уязвимая группа, но и как самый очевидный вариант ближайшего будущего. Наука же, понимаемая в самом широком смысле как систематическое рациональное изучение, виделась как главное средство надежного и эффективного формирования этого будущего.

В публичном дискурсе того времени «дети» виделись примерно так же, как в современном трактуется «окружающая среда» – в терминах вкладываемых в них ценностей и тревог, с ними связанных, в контексте исключительных потрясений и рисков, а также общей неопределенности, присущей современности в целом. Тем не менее считалось, что детям не только требуются уход и защита, но и, что самое главное, их необходимо правильно воспитать и изменить к лучшему. Таким образом, «наука о детях» оказалась на пересечении различных взглядов, ориентированных на благополучие и благосостояние, высоко ценивших цивилизацию и прогресс, совмещавших ценности демократии и меритократии, а также усилия по созданию эффективной и конкурентоспособной рабочей и военной силы через различные формы социальной инженерии.

Наука о детях в России и СССР

1880-е – 1910-е годы

Россия была в числе тех стран, в которых приступили к разработке «науки о детях» уже на рубеже XIX-XX веков. С 1900-го года «наука о детях» в России развивалась вполне самостоятельно; создавалась быстро растущая сеть психологических лабораторий, учебных курсов для профессиональных работников с детьми, исследовательских институтов в области образования и развития ребенка, медико-педагогических санаториев для детей с отклонениями в развитии и поведении, а также крупных конференций для специалистов, работающих в этой области (в частности педагогов, психологов и врачей).

В то же время «наука о ребенке» стала ареной как для споров внутри дисциплин, проходивших между конкурирующими научными группами (прежде всего в области психологии), так и для столкновений между различными профессиями. Последние включали в себя как установление стратегического сотрудничества между профессиями, так и конфликты по разделу зон влияния профессиональной экспертизы в области детства между различными специалистами (а именно учителями, психологами, врачами и юристами).

Начало 1920-х годов

После революции 1917 года решающими факторами в судьбе «науки о детях» в России стали государственные интересы и идеологические проблемы. В 1920-х годах «наука о детях» получила активную поддержку со стороны ведущих большевиков. В это время движению была предоставлена значительная интеллектуальная свобода, а также широкие возможности для институционального развития. В этот же период в рамках советской «науки о детях» появляются такие крупные теоретики психологии развития и образования, как Лев Семенович Выготский, чье влияние в этой области на международном уровне ощущается и по сей день.

Конец 1920-х годов

В то время как на Западе движение «науки о детях» распадается, как правило, на отдельные дисциплины и профессиональные специализации, в СССР, особенно в конце 1920-х годов, государство превращает «науку о детях» в комплексную междисциплинарную «супер-науку», объединившую под своим знаменем все формы исследований в области развития и социализации ребенка. «Науке о детях» отводилось место одного из краеугольных камней большевистской программы по рациональному планированию и научному обоснованию радикальных социальных перемен, особенно в области создания массового образования и других форм, присущих социалистическому государству всеобщего благосостояния.

Начало 1930-х годов

Однако в конце 1920-х – начале 1930-х годов (в период «великого перелома», когда управление страной полностью взял на себя Сталин) дальнейшее развитие раннесоветской «науки о детях» стало подвергаться гораздо более жесткому политическому контролю со стороны коммунистической партии. Вначале казалось, что «наука о детях» только выигрывает от такого объема внимания, в частности именно партийная элита спонсировала первый (и единственный) всесоюзный съезд педологов, а также запуск журнала, специально ему посвященного. Но уже в начале 1930-х идеологическая критика этого движения усилилась, что в итоге привело к печально известному постановлению ЦК ВКП(б) от 1936 года о так называемых «педологических извращениях», допущенных Наркомпросом. По превратности судьбы педология была признана «реакционной лженаукой» и вычеркнута с карты советских дисциплин и исследований в области образования. Все ученые, участвовавшие в этом движении, вынуждены были публично признаться в собственных «ошибках». «Педология» стала одиозным словом.

Загробная жизнь педологии

Только в конце 1980-х годов, после краха коммунизма, в перестроечное время заново возник интерес к «вытравленной» науке педологии, с призывом к её посмертной «реабилитации» как еще одной из жертв сталинизма. Также важным становится вопрос наследия «науки о детях» образца начала ХХ-го века, её важности для современных дисциплин, связанных с изучением образования, психологии и развития ребенка, особенно в контексте глобальных реформ в образовательной системе и сфере социальной защиты детства, активно обсуждаемых в современной России.